Османская зависимость

Туризм

Занятое Северной войной, русское правительство в начале XVIII в. было заинтересовано в сохранении мирных отношений с Портой. Важное значение для него ели подробные сведения о действиях султана, о положении на алканах, получаемые из Валахии от господаря Константина После поражения под Полтавой (1709 г.) шведский король Карл XII, бежавший в османские владения, прилагал усилия к тому, чтобы склонить Порту к войне с Россией. Рост ее международного авторитета вызывал серьезную тревогу у западноевропейских дипломатов.

Стремясь отвлечь силы Петра I на юг и помешать ему успешно завершить Северную войну, они активно занимались подстрекательской деятельностью с целью спровоцировать русско-турецкий конфликт.

В 1710 г. Порта объявила России войну.

Население Дунайских княжеств увидело реальную возможность освобождения от иноземной зависимости.

Молдавский господарь Димитрий Кантемир установил связи с Петром I. который «дипломом и пунктами» от 13 апреля 1711 г. признал наследственную власть Кантемиров в Молдавском княжестве. После освобождения и восстановления существовавших до установления османской зависимости границ княжество должно было находиться под покровительством России, гарантировавшей невмешательство в его внутренние дела.

Петр I обещал Кантемиру убежище, если княжество останется в зависимости от султана. В ходе военных действий против османов русские войска вступили на территорию Молдавского княжества.

Петр I был торжественно принят в Яссах господарем Кантемиром, боярством, духовенством и всеми жителями столицы. В ответ на манифесты Кантемира и царя с призывом взяться за оружие население формировало отряды добровольцев.

Однако военные действия складывались для союзников неудачно. 9-10 июля 1711 г. окруженная превосходящими силами противника па правом берегу Прута у Станилешть русская армия очутилась, казалось, в безвыходном положении.

Пустив в ход все средства, включая подкуп (на него ушли и драгоценности сопровождавшей войско Екатерины I), Петр добился хотя и невыгодного, но все же приемлемого мира.